Неспетая песня

26 ноября 2022 в 07:16

Вера ПЫШНЕНКО

Неспетая песня

       Антонина была счастлива тем, что имела в жизни – замечательные дети, любимый муж, интересная работа. Старший сын Валерий учился в медицинском институте, недавно женился и жил у родителей жены. Дочь Мария училась в школе. Жили они в доме, который достался Антонине в наследство после смерти родителей. Здесь она родилась, здесь прошли её детство и юность. Ей всегда казалось, что стены дома помогают её семье жить в любви и согласии.
     Они прожили с мужем почти три десятка лет, когда произошла встреча с человеком, о котором Антонина совсем забыла…
   Однажды вечером, когда они всей семьёй ужинали, раздался стук в дверь.    Михаил обратился к дочери:
    - Открой, дочка, пожалуйста!

Маша открыла дверь и позвала:
— Мама, тут тебя спрашивают!
Антонина вышла в прихожую и застыла от неожиданности. У порога стоял высокий, худощавый мужчина, совершенно седой, с лицом землистого цвета. Он вопросительно и в то же время с необыкновенной теплотой смотрел на неё. Потом хрипло произнёс:
— Ты меня не узнаёшь?
У Антонины задрожали губы, и она с трудом выговорила:
— Георгий, это ты?
Мужчина усмехнулся:
— Да, это я. Может, позволишь пройти?
— Конечно, конечно, проходи. Как раз к ужину.
Маша стояла в стороне, с интересом наблюдая за происходящим. Все трое вошли в столовую, где Михаил заканчивал ужинать. При виде вошедшего гостя он встал и вопросительно взглянул на жену. Антонина поспешно сказала:
— Миша, Машуня, познакомьтесь, это Георгий, мой друг юности. Мы не виделись с ним тридцать лет.
Михаил подошёл, протянул руку:
— Очень приятно. Хотя честно признаюсь, про вас в семье никогда не было разговора. Садитесь, мы как раз ужинаем. Может быть, присоединитесь? Или чаю?
Георгий прошёл к столу:
— Нет, спасибо. Я сыт. Прошу меня простить за непрошеный визит, но моё состояние здоровья, надеюсь, послужит извинением и всё объяснит. Дело в том, что я неизлечимо болен, врачи дали мне только один месяц жизни. Я не могу уйти с земли, не повидав последний раз тебя, Тоня. Ты знаешь, я ведь так и не женился, всю жизнь прожил с мамой, всё искал похожую на тебя, да так и не нашёл. Десять лет назад мамы не стало, с тех пор живу один. Нет, не могу сказать один – у меня есть собака Джимми. Это мой самый близкий и преданный друг. Вот теперь душа болит о ней, что с ней станет, когда я уйду? Ты знаешь, Тоня, чем я жил? Все эти годы я почти каждое воскресенье приходил к вашему дому и. стоя на другой стороне улицы, наблюдал за тем, что у вас происходит. Я в курсе почти всех ваших событий, только они, как в немом кино, требовали домысливания, и я это делал, когда возвращался домой. Вот так мы и жили почти одной семьёй.
Всё это Георгий говорил, не сводя глаз с Антонины, а та стояла, выпрямившись, гордо подняв голову, и только иногда робко поглядывала на Михаила. Михаил подошёл к жене, нежно обнял её и шепнул:
— Всё хорошо, не волнуйся. Ты присядь…
Женщина облегчённо вздохнула и села рядом с Георгием, положив на стол уже стареющие, с синими прожилками руки. Георгий, с нежностью глядя в лицо этой уже немолодой женщины, гладил прожилки на её руках и говорил:
— У тебя всегда были красивые руки, такие и остались. Ты самая прекрасная из женщин. Михаил, вы даже представить не можете, какой вы счастливый человек! Но я тоже счастлив, я знаю, что такое любить!
Он нагнулся и бережно поцеловал Антонине обе руки. Затем резко поднялся и сказал:
— Ну вот, теперь я выполнил всё. Будьте здоровы и счастливы ещё много, много лет!
Подойдя к порогу, Георгий обернулся и пропел слегка дрожащим голосом строчку из тогда очень популярной песни:
— «Прощай, Антонина Петровна, неспетая песня моя!»
Михаил поспешил за гостем, проводил его за порог, но вернулся не сразу, видно, мужчины о чём-то говорили. Антонина всё так же неподвижно сидела за столом. Маша стояла в углу, поражённая увиденным и услышанным. Михаил, вернувшись, попросил дочь принести ручку и листок бумаги, что-то поспешно записал и обратился к жене:
— Тонечка, успокойся, всё будет хорошо! Ты потом мне всё расскажешь, договорились?
Женщина благодарно посмотрела на мужа, и всё напряжение, в котором она находилась во время этой встречи, вылилось слезами облегчения. Маша ушла в свою комнату, легла на кровать и начала осмысливать произошедшее. Мама для неё была самым близким и родным человеком. Маша делилась с ней всеми радостями и горестями, и мама во всём её поддерживала и всегда понимала. А здесь случилось что-то такое, что девушка не могла принять. Как это произошло, что столько лет её мама была самым любимым и близким человеком для какого-то чужого дядьки? А как же папа? Он что, не чувствует никакой ревности? Маша вскочила с кровати, подбежала к комнате родителей, приложила ухо к двери, прислушалась.
Слышно было, как родители разговаривают, слов не понять, но голоса спокойные, даже умиротворённые. Папа уговаривает маму! Он не упрекает её ни в чём, не устраивает сцену ревности! И мама не оправдывается, не спорит! Девушка снова ушла в свою комнату, но всё валилось из рук, она слонялась из угла в угол, не зная, чем заняться. Потом прошла в столовую, посуда после ужина стояла неубранной. Маша помыла посуду, села у окна, взяла книгу, но смотрела поверх страниц. В комнату вошла мама: «Ты занята? Хотела поговорить с тобой». Девушка вопросительно посмотрела на мать:
— Ты хочешь рассказать о Георгии?
— Да, если тебе хочется это услышать.
— Хочется.
— Тогда слушай. Это было тридцать лет тому назад. Я училась в институте, когда на одном из студенческих вечеров познакомилась с Георгием. Он был старше меня на несколько лет, красивый, умный, деликатный. Начали встречаться, мне нравились его ухаживания, приятно было видеть завистливые взгляды девчонок, когда он встречал меня после занятий у входа в институт. Георгий познакомился с моими родителями, приносил маме цветы, всё было очень красиво. Так мы встречались около года, родители мои уже смотрели на Георгия как на жениха. Но однажды, когда я с подругами вышла после лекции из института, ко мне подошла элегантно одетая женщина. Сейчас я понимаю, что ей было чуть больше тридцати, а тогда она показалось мне старухой. Она спросила:
— Вы Антонина?
— Да, я Антонина. А вы?
— Я Ирина, жена Георгия. Вернее, не совсем жена, мы не расписаны, но у меня от него растёт сын. Мы давно уже вместе. Я прошу вас, умоляю, вы ещё так молоды, у вас всё впереди, оставьте его в покое!
Женщина ещё что-то говорила, но я не слушала. Я молча перешла на другую сторону улицы и пошла домой. Дома, горько плача, рассказала всё маме. Было решено отправить меня к бабушке на другой конец города, а с Георгием будет разговаривать отец. Я собрала вещи и в тот же вечер переехала. Как произошла встреча Георгия с родителями, о чём они говорили, я так и не узнала, но Георгия больше не видела. Молодость беспечна, да и чувство моё к Георгию, как я потом уже поняла, было неглубоким. Быстро всё забылось, но у бабушки меня продержали весь учебный год. А потом я встретила твоего отца, тогда я узнала, что значит настоящее чувство к мужчине, что такое любовь на всю жизнь. Сейчас мне твой папа рассказал, о чём они говорили с Георгием. Оказывается, эта женщина сказала неправду. Они встречались до знакомства со мной, но никакого ребёнка у неё не было, просто она хотела вернуть Георгия и сочинила такую историю. Но я благодарна ей, ведь таким образом я встретила свою настоящую половинку, и у меня такая прекрасная семья, чудесные дети! Вот, доченька, такая история! Как тут разберёшь, кто прав, кто виноват? Каждый выбирает свой путь.
Антонина поцеловала дочь, нежно прошептав: «Я тебя очень люблю!», и тихо вышла из комнаты. Девушка ещё какое-то время посидела в раздумье, но потом пришла её подруга, они включили музыку, и разговор пошёл о другом. А на следующее утро всё, казалось, было забыто. Молодость беспечна, и в этом её прелесть!
Через три дня отец пришёл позже обычного, ведя на поводке небольшую собаку непонятной породы. Михаил зашёл в комнату дочери, позвал жену и сказал:
— Знакомьтесь, это Джимми! Она теперь будет жить у нас!
Женщины всё поняли без слов. Собака была белая, с чёрными пятнами, мордочка умная, а большие тёмные глаза смотрели вопросительно и грустно. Михаил обратился к собаке:
— Ну, Джимми, знакомься с домом!
Та послушно пошла по комнатам, обнюхала все углы, потом вернулась в комнату Марии, подошла к сидящей у стола девушке, положила передние лапы ей на колени и умильно заглянула в глаза. Потом улеглась возле кровати, всем своим видом давая понять, что это теперь её место. Все засмеялись:
— Ну, вот и освоилась!
С того дня Джимми почти всё время проводила в комнате Марии, выходя только во двор в туалет или в кухню, где для неё была поставлена миска с едой. Когда Мария готовила уроки, Джимми сидела рядом у стола, ночью спала у кровати, а если девушка задерживалась из школы, то становилась передними лапами на подоконник и смотрела в окно, ожидая прихода своей любимицы.
Прошло больше месяца, как Джимми поселилась у них в доме. Однажды днём Мария, как обычно, сидела за столом и готовилась к занятиям. Джимми лежала рядом. Вдруг собака вскочила, подбежала к окну, положила лапы на подоконник и завыла так протяжно и печально, что девушке стало не по себе. Потом вой оборвался, Джимми вернулась на своё место и легла, спрятав морду между лапами.
Вечером, когда все собрались за ужином, Михаил грустно сказал:
— Мне позвонила соседка Георгия. Он умер сегодня в четыре часа дня. Маша сразу всё поняла – вот что означал вой Джимми сегодня днём! Она прощалась со своим другом! Девушка посмотрела на мать. Та сидела молча, опустив голову. Мария не стала рассказывать про поведение Джимми, чтобы не расстроить маму ещё больше. Когда-нибудь, со временем, она непременно расскажет, а пока все трое сидели за столом, и им казалось, что их четверо.